МИРОТВОРЕЦ 🛡

 

По пыльной дороге шагал человек. Он шёл, а его длинные светло-русые, немного рыжеватые волосы развевались на ветру. Все его мысли были о ночлеге: последний раз отдохнуть с удобствами ему удалось три дня назад, а все остальные дни приходилось ночевать под открытым небом. Не то, чтобы он был этим недоволен, он просто устал, и хотел бы поспать, не отмахиваясь от комаров и не опасаясь ночного нашествия волков, коих в этих местах было предостаточно. 

Мужчина приближался к населённому пункту – прямо по курсу была деревня, вдалеке уже виднелись первые дома. “Ещё чуть-чуть” – подбодрил он себя, и пошёл немного быстрее. Первый же домишко оказался трактиром, над дверью которого красовалось объявление – “Сдаются комнаты”, с припиской: “о цене сговоримся”.

Зайдя в помещение, он не успел и оглянуться, как к нему подоспел радушно улыбающийся хозяин заведения. Он осмотрел чужака с головы до ног и, распахнув объятия (к чему человек совершенно не был готов), приблизился к нему и сказал:

– Какие люди к нам пожаловали, только поглядите! Издалека, небось? – мужчина кивнул. – Ну проходи, проходи, гостем будешь. Выпить хочешь? Перекусить? 

– Нет, спасибо, меня сейчас интересует комната, есть ли свободная?

– Да, есть, и не одна, о цене не беспокойся, пойдём, покажу. 

Хозяин показал ему несколько комнат, из которых он выбрал самую светлую.

– Располагайся, не стесняйся. Тьфу, я же не представился. Марк меня зовут. – Гость пожал протянутую ему руку, и назвал себя, – А я Джон. 

– Джон, надо же, – хозяин зачем-то потёр лицо, – не слышал в наших краях о таких, видать, точно издалека. – Тут он заметил, как сильно устал его новый постоялец, и спросил, сколько полотенец ему принести, одно или два, на что гость ответил, что одного будет достаточно. 

Передав полотенце, Марк похлопал его по плечу, и пригласил присоединиться к вечерним посиделкам:

– Будет вся деревня, такие гости, как ты, у нас нечасто бывают. Приходи, я угощаю.  

– Это хорошо. – Только и сказал Джон, и закрыл дверь. Сбросив рюкзак, он упал на постель, сил не было даже на душ. 

Когда он проснулся, уже светало, и первые солнечные лучи проникали в землю, позабывшую, что такое дождь. С огромным удовольствием принял душ, из которого не хотелось выходить, он уже и не помнил, когда в последний раз ему удалось полноценно помыться, может, месяц – полтора назад? Купания в водоёмах, встречавшихся ему по пути, это совсем не то, хоть и лучше, чем ничего. Он сливался со струями воды, растворяясь в ощущении абсолютной эйфории. Сколько он так простоял, неизвестно,  в такие моменты время останавливалось. Из этой, такой идеальной реальности, его выдернул стук в дверь. 

– Эй, братишка, ты там? У тебя всё в порядке? 

Джон завернулся в полотенце и нехотя пошёл открывать.

– Доброе утро, Марк! Да, всё хорошо, я в душе был.

– А мы вечером тебя все ждали. У нас гости редко бывают, это целое событие для наших. Я приходил к тебе, стучал, стучал… Понимаю, ты с дороги устал, всё такое, но мы просто сгораем от любопытства. Сегодня вечером, значит?

– Я вырубился сразу вчера, не слышал ничего. Я давно так хорошо и с удобствами не спал. Да, давай вечером, а сейчас мне бы не помешало что-нибудь перекусить, а то у меня совсем никакой провизии не осталось. Или ещё слишком рано для завтрака? 

– У нас тут все рано встают, так что – самое время. Спускайся, через десять минут всё будет готово.

Джон быстро простирнул вещи, которые были на нём в пути, достал из рюкзака чистые, оделся и спустился вниз.

– Слушай, здесь где-нибудь можно повесить вещи сушиться? – спросил он у хозяина, который посмотрел на него, как на сумасшедшего.

– Вещи постирал? Сам? Ну ты даёшь!  – Марк повернулся в сторону кухни и позвал:

– Валька! Где ты там? Поди сюда, тут человеку вещи нужно посушить. Что копаешься? Быстрей давай! – из помещения, смежного с кухней, медленно выплыла молодая, симпатичная, розовощёкая девушка довольно плотного телосложения, про таких говорят “кровь с молоком”. 

– Что орёшь? Иду я! Разорался тут. – Громко, но беззлобно произнесла Валентина и подошла к незнакомцу, стеснительно улыбаясь. – Что там у вас? – Джон молча протянул ей влажные, идеально выжатые вещи. – Через пару часов будут готовы, хотя…  Жарища стоит такая, что… – она не договорила, покачала головой, взяла вещи и удалилась.

– Ты уж не обессудь, но завтрак у нас довольно скромный. – Марк пошёл на кухню и принёс оттуда дымящуюся сковороду с жареным беконом и яичницей.

– Это хорошо, – ответил Джон и быстро расправился с её содержимым, расплатился и ушёл в свою комнату.

– Неразговорчивый малый, – сказал хозяин вернувшейся Валентине, которая не удостоила его ответом. Ей было некогда: нужно было закупить продуктов для ужина. 

– Я пошла, – крикнула девушка, – вернусь через час-полтора. Не скучай тут, и за постояльцем не шпионь, – она раскатисто рассмеялась и скрылась за дверью.

Ближе к вечеру в трактир начал стекаться народ, шли все – от мала до велика – и шум в помещении уже стоял приличный. Всем было интересно пообщаться с незнакомцем – в их деревеньку, находящуюся на отшибе мира, редко кого заносило. Пришедшие мужчины пили пиво и обсуждали всё подряд, а девушки собрались вместе в зоне отдыха и тема обсуждения у них была только одна – он. 

Валентина поглядывала на них свысока и чувствовала себя хозяйкой положения, так как она была единственной, кто его видел и даже с ним говорил.

– Он такой красавчик, медленно начала рассказывать девушка, – лет тридцать-тридцать пять, не больше – мечта! Можете на него даже не заглядываться, – она посмотрела на окружающих, а её лицо стало серьёзным, что было редкостью для такой хохотушки, как она.   

– Какая ты хитрая, Валька! Себе его, чтоль, присмотрела? А может, ты не в его вкусе! – сказала одна из девушек и рассмеялась. 

– Себе, не себе, какая разница… – Валентина застенчиво потупила глаза, новый постоялец не выходил у неё из головы. 

– Большая – улыбнулась третья подружка, – а звать-то его как? 

– Имя у него какое-то иностранное, как его, это… Жон! Вот. А говорит, что не иностранец он, я сама слышала, как он с хозяином разговаривал. Ну вы посудите сами, разве наши так назовут своего ребёнка? Да ни в жисть… 

– Сама ты – Жон, ну какой Жон-то? Джон! Имя такое, не нашенское, да, ну и что? Мало ли, меня родители вот тоже хотели назвать, как это… Матильда! Бабушка с дедушкой не позволили, а то бы тоже всех удивляла. 

– Всё равно, странно это как-то. И сам он странный – ни разу сегодня к нам не спустился. И даже на обед не вышел. Вот что, что он может делать весь день один в комнате? 

– Может, отсыпается с дороги, – предположила несостоявшаяся Матильда.

– Да сколько же можно спать? Он вчера весь день проспал и всю ночь! – пожала плечами Валентина и уже приготовилась сказать что-то ещё, как вдруг все вокруг резко замолчали – по лестнице спускался виновник торжества.

Он был явно в хорошем расположении духа, сердечно поздоровался с каждым и, дойдя до Валентины, спросил, нет ли чего перекусить. Она кивнула и уплыла на кухню, покачивая роскошными бёдрами. 

Первым слово взял хозяин, он положил руку на плечо гостя, как будто он был его закадычным другом, представил всем и спросил:

– Ну давай, рассказывай, насколько ты к нам? Как оказался в наших краях, откуда сам? 

– Иду я издалека, по вашим меркам. Моя миссия – нести мир в дома и сердца людей. Я уже очень долго брожу по свету, и повсюду мне встречаются прекрасные люди, позабывшие о том, Кто Они Есть. И это хорошо. Я помогаю им вспомнить. Название места, откуда я пришёл, не скажет вам ровным счётом ничего на настоящий момент, но придёт время, когда вы поймёте, что все мы родом оттуда. Не важно, в какой точке планеты мы родились, но место, откуда мы родом, у нас у всех одно. 

Тут с кухни вернулась Валентина, неся в руках тарелку с ужином, от которого исходил аппетитнейший запах. Джон улыбнулся присутствующим и принялся уминать за обе щёки восхитительно приготовленный ужин. 

Пока он ел, в помещении воцарился невероятный шум, все обсуждали услышанное.

– Да что он несёт, я вообще ничего не понял, – сказал один из мужчин, закатывая глаза.

– Что, что, мир он несёт, – многозначительно ответил ему хозяин, расплываясь в улыбке. – Так сам сказал, разве ты не слышал? 

– А как по мне, то несёт он какую-то ерунду. Родом мы из одного места, это из какого, интересно? Могу себе представить! – мужчина захохотал и оглядел всех собравшихся вокруг, проверяя их реакцию на свою шутку.

– Дурак ты, Мишка, – хозяин покрутил у виска и отошёл за новой порцией пива.

Тем временем гость закончил трапезу и попросил воды.

– Ты что, даже пива с нами не выпьешь? – хозяин заметно расстроился.

– Не в этот раз, – ответил Джон, покачав головой.

– Ну, не в этот, так не в этот. Продолжай, то, что ты рассказываешь, не совсем понятно нам, может, пояснишь?  

– Видишь ли, Марк, есть вещи, которые нельзя объяснить. Чаще всего потому, что человек ещё не готов их понять, а объяснения словами просто не существует. Это нужно чувствовать, или, лучше говоря, знать. Если человек готов, он сразу поймёт, о чём речь, ведь он на протяжении какого-то времени искал ответ на свой вопрос, а тут вдруг, с подачи собеседника (в нашем случае, меня) ему как раз открывается на него ответ. Поэтому всё, что я вам скажу, будет понято лишь теми, кому действительно это нужно в настоящий момент. Так-то вот. 

Зачем я здесь? Зачем я хожу по свету и рассказываю людям о них самих? Так я захотел, я выбрал этот путь до того, как пришёл в этот удивительный мир, в котором всё кажется реальным. Иногда даже чересчур реальным, хоть это и не так вовсе… Я получаю огромное удовольствие, когда вижу, как люди вспоминают, кто они на самом деле. Я получаю огромное удовольствие от того, что вижу, как мир меняется в лучшую сторону, даже если это пока незаметно. Это только пока. 

– А вот скажи-ка нам, – перебил его мужчина, которого назвали Мишкой, – вот ты всё про мир заливаешь, но где он, мир-то твой? Очень мало где есть настоящий, так сказать, мир. 

– Вот это ты верно заметил, – Джон посмотрел на Михаила с благодарностью, – настоящий мир только там, где он, в первую очередь, у людей в сердцах. Мир начинается изнутри, ведь внешнее – это всегда выражение внутреннего. Мира никогда не будет там, где осуждение, зависть, неуважение друг к другу, интриги, ненависть, вражда, разделение, непреодолимое желание владеть, несмотря ни на что. Мира нет там, где вместо того, чтобы ставить на первое место себя и заниматься в первую очередь своими делами, своим комфортом и благополучием, а другим предоставлять делать то же самое, люди обвиняют друг друга, хотя никогда не были на месте другого и не знают их мотивов, манипулируют, причиняют вред. Люди не понимают, что это не нужно, что мир и так уже всецело принадлежит им. И всегда принадлежал. Что у них и так всё уже есть, стоит только вознамериться это получить и протянуть руку, чтобы взять. Для этого не нужно ни с кем бороться, всё будет преподнесено в лучшем виде. Не понимают, что их жизнь такая и никакая другая именно потому, что они такие и никакие другие. Потому что они имеют то, что выбирают. Если бы все день за днём выбирали мир, везде был бы мир. И неправда, что один человек ничего не может с этим поделать. Очень даже может. Он может начать с себя и культивировать мир сначала в себе, потом поделиться им с одним, другим, третьим человеком. Чем больше людей будут разделять его позицию, тем больше мира станет на земле. Всё взаимосвязано, нет ничего совершеннее, чем мироздание. Все его законы действуют безотказно. И помните, вы пожинаете то, что сеете. Из семечка подсолнуха  вырастет подсолнух, из ненависти – ненависть, из любви – любовь. Вы можете всё изменить. Вы можете всё. Вы просто забыли, каким могуществом обладает ваше намерение, вы забыли, насколько вы сильны! Я пришёл об этом напомнить

Джон сделал небольшую паузу, посмотрел на всех взглядом, от которого каждый присутствующий испытал такое родное и понятное, но как будто давно позабытое чувство, и закончил своё повествование:

– Сейчас мне больше нечего добавить, этого пока достаточно. Я знаю, что каждый из вас может жить намного лучше, всего лишь сделав другой выбор однажды. 

Он поблагодарил за внимание, тепло попрощался со всеми и рано утром ушёл, оставив жителей деревни в глубоких раздумьях. 

Неужели всё, что он говорил – правда? 

Неужели всё действительно так? 

Неужели они и вправду могут выбрать для себя лучшую жизнь? 

Именно такую, как им хочется?  

Неужели мир во всём мире – это не утопия?

© Екатерина Звекова

Перепечатка и распространение рассказа возможны только с указанием автора и активной ссылкой на источник.
Все права защищены 2022

📸 из интернета в моей обработке, если вы – автор, напишите мне, и я вас отмечу @ / DM for Credit 

Читайте также:

Добавить комментарий

This site is protected by wp-copyrightpro.com